Бочаров ручей

Бочаров ручей – это небольшая долина, занятая быстро сокращающимся лесопарком, в районе, называемом Новый Сочи. На правом склоне долины Бочарова ручья расположены санатории «Узбекистан» и «Салют».

В устье Бочарова ручья в 1941 году была раскопана стоянка первобытного человека. На территории древнего поселения собрана большая коллекция изделий: каменные мотыги, треугольные наконечники стрел, сверла, проколки, грузила для сетей, кремневые вкладыши от гарпунов.

Считается, что ручей и долина получили свое название по имени одного из первых крупных землевладельцев в районе Нового Сочи – Бочарова, к собственному сожалению, подтверждения этому в городском архиве я пока не нашел. До середины XIX в. Бочаров ручей назывался Мидаобза. В переводе с убыхского – «Непослушная (своенравная) река».

Сейчас Бочаров ручей знаменит своей госдачей – резиденцией президента России. Строилась же дача для Ворошилова.

Климент Ефремович Ворошилов в то время  был наркомом по военным и морским делам.

Руководители Советского государства первое время не очень заботились о собственном отдыхе. Доходило до курьезов. 23 апреля 1921 года Политбюро принимает решение об отпусках Сталина, Каменева, Рыкова и Троцкого. Строго было указано: «Сталина обязать лежать, после чего направить его в Гагры на 1,5 месяца». В 1922 году Ленин предложил: «Обязать тт. Каменева и Сталина исполнять работу в Политбюро в течение 4-х заседаний в неделю, начиная с понедельника и кончая четвергом, а в четверг вечером уезжать до понедельника утра».

Уже в 1923 году во время диспансеризации Иосиф Сталин пожаловался на плохую память. Беспокоила и ссохшаяся левая рука. Хорошо помогать стали мацестинские ванны. Поначалу Сталин жил на старых, дореволюционных дачах (Васильева, Пузанова – бывшая Зензинова), пока не была построена дача специально для него.

Светлана Аллилуева писала: «Летом родители по какой-то своей, установившейся традиции, ездили отдыхать в Сочи. В 1930 или 1931-ом году впервые взяли и меня. Тогда останавливались в маленькой дачке недалеко от Мацесты, где отец принимал ванны от ревматизма, – только после маминой смерти начали строить еще несколько дач специально для отца… На юге, в те давние годы, всегда кто-либо отдыхал вместе с родителями: А.С. Енукидзе (мамин крестный и большой друг нашего дома), А. И. Микоян, К. Е. Ворошилов, В. М. Молотов, все с женами и детьми».

Сталин стал инициатором дачного строительства и для прочего московского начальства. Дачной Меккой избрали Сочи, хотя город после гражданской войны представлял собой жалкое зрелище: толпы отдыхающих, плохое питание, грязь. По словам секретаря Президиума ЦИК, уполномоченного по курортам Авеля Енукидзе, «нет дня такого, чтобы я не выслушивал недовольство и ругань со стороны товарищей на счет посылки их и их семей в Мухалатку, Форос, Тиселяи (это последнее мы отдали т. Горькому, а туда претендентов было много и пришлось всем им отказать), Сочи и др. дома. На очереди масса людей, которым отказать трудно... С персоналом тоже очень трудно...».

Идея постройки индивидуальных дач возникла в связи с критикой системы медобслуживания высшей номенклатуры. Климент Ворошилов считал, что лечение в домах отдыха поставлено «позорно гадко», и предлагал «перешерстить врачей и дело поставить по-другому». Ворошилов и предложил Сталину начать индивидуальное строительство госдач. Во время отдыха Сталин распорядился, чтобы «предприятия по ремонту самого ценного инвентаря – людей – поставить на должную высоту». Не ведавший деталей плана всероссийский староста Михаил Калинин пытался возражать Ворошилову, который уже заручился поддержкой Сталина: «Я слышал, что ты поддерживаешь устройство ряда индивидуальных дач в Сочи. Я думаю, это не практично, слишком слабо они будут использованы, дорого обойдутся. Не только будет дорого обслуживание, но Сочами (я не виноват – это Калинин так слово написал – прим. авт.) будут пользоваться много людей по простому знакомству. Затем на наши дома отдыха я смотрю как на резервы в случае войны по обслуживанию раненых. Я уже давно имел мысль, чтобы Красный Крест там имел запасные комплекты белья и т.д.». Письмо было подписано 15 октября. Между тем тяга к солнцу, теплому морю и комфорту большинства членов Политбюро перевесила все сомнения.

9 ноября 1933 года Калинин вместе с Молотовым подписал постановление «О постройке дач в районе Сочи – Мацеста»: «Признать необходимым постройку в течение ближайших 3-4 лет в районе Сочи – Мацеста 40-50 отдельных домов-дач в 3-4 комнаты каждая со всеми удобствами для отдыха семейных ответственных работников. В 1933-34 гг. осуществить постройку не менее 10 дач». Стройка развернулась полным ходом, тем более что постановление было одобрено Сталиным и всеми членами Политбюро. Секретариат ЦИК утвердил список, в который входило 18 объектов общей стоимостью более 34 млн. рублей.

Дача на Бочаровом ручье была построена практически одновременно со знаменитым санаторием им. Ворошилова. Одним и тем же архитектором – Мироном Ивановичем Мержановым. Мирон Иванович строит также дачу Сталина у Мацесты, санаторий им. Дзержинского.

О приезде Ворошилова в Сочи сразу же становилось известно в городе: он привозил с собой коня, которого ординарец выгуливал по Виноградной улице. Ворошилов часто ходил пешком, без охраны, встречаясь с горожанами, вступал с ними в разговоры.

Ходил быстрым шагом, ординарец с конем едва успевали за ним. Позднее он стал ходить с палочкой и в сопровождении машины.

Надо заметить, что такое поведение не было типичным для руководителей государства, В. М. Молотов, например, окружал себя телохранителями и неохотно покидал машину.

Во времена Н. С. Хрущева была запрещена собственность на дачи и открыта к ним дорога многочисленным важным персонам. В пятидесятые годы Василий Егорович Шашков (ученик Мержанова; познакомились во время совместной работы на строительстве сан. им. Дзержинского)  провел на дачном участке большую строительную работу: были сооружены лестничный спуск к морю, надводные аэрарии на пляже, восстановлены оранжерея и лимонарий.

Работал на госдаче «Бочаров ручей» и самый знаменитый сочинский агроном-декоратор Сергей Ильич Венчагов. В 1951 году он получил диплом агронома с отличием в Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева. По распределению был направлен в Сочи, и в течение 20 лет озеленял государственные дачи, в том числе – и Бочаров ручей. Здесь и родились планы и идеи «сочинского» стиля озеленения города. Толчком послужил случай. Вот что писал об этом случае сам Венчагов в 1970 году: «Ураганом сломало вековое дерево бука. Ствол распилили и убрали, а пень… Его жалко было убирать! Этот красавец пень почти трехметровой высоты с очень интересным сломом ствола стоял, как настоящая скульптура на фоне густой зелени. Но администрация парка была другого мнения: приказ – убрать немедленно бурелом! Тогда и возникла идея «спасения». В сломе пня в нескольких местах выдолбили отверстия, засыпали землю и посадили папоротники. Кроме того, прибили два больших гриба-трутовика, вырезанных внутри, куда посадили ампельный хлорофитум. У подножия пня расчистили площадку, на которую высадили папоротники и колхидский плющ в качестве почвопокровного, фонового растения. В результате своеобразная красота деревянной скульптуры стала очевидна всем, и строгий приказ был отменен».

С 1971 по 1997 Сергей Ильич Венчагов – художник-декоратор муниципального предприятия «Зеленстрой». Под его руководством созданы прекрасные декоративные уголки в санаториях «Русь», «Белоруссия», «Ставрополье», озеленены территории гостиниц «Москва», «Дагомыс», «Актер», «Олимпийская», «Шексна» и др.

С. И. Венчагов – автор уникального уголка живой природы «Фитофантазия» и сада российско-японской дружбы. На территории последнего, несмотря на протесты общественности города, строится ресторан. Об остальных творениях Мастера в центре Сочи просто больно упоминать…

Ну а Бочаров ручей, ставший широко известной резиденцией Президента Российской Федерации, содержится в образцовом порядке.

 

 
Ресторан в москве урюк http://www.lamancha.ru/kontakty/restorany_leninskij_prospekt.html.

Новости