Экскурсионный маршрут №1

АгураРека Агура берет начало у подножия хребта Алек на высоте около 250 м и, проделав путь в 10 км, впадает в Черное море на территории Хостинского района города Сочи. В нижнем течении, прокладывая себе путь между Орлиными Скалами и горой Ахун, Агура низвергает свои воды со скальных уступов тремя живописными водопадами. От ее устья к первому водопаду в 1911 году была проложена тропа, которая превратила ущелье горной красавицы-реки в первый Сочинский экскурсионный маршрут.

Сейчас палитра экскурсионных маршрутов, охватывающая все четыре района Большого Сочи весьма многообразна. Впрочем, особого удивления это не вызывает, ведь живописность окрестностей нашего города и богатство истории, уходящее в глубь веков аж на сотни тысяч лет к эпохе неандертальцев, более чем благоприятствуют привлечению внимания туристов. Как это ни удивительно, но именно печально известные 90-е прошлого столетия способствовали «открытию» Сочи в этом направлении, так как в советское время главные экскурсионные хиты вели в соседнюю Абхазию, и лишь трудные времена заставили представителей экскурсионной сферы обратить должное внимание на уникальность сочинских окрестностей. И все же самый первый сочинский экскурсионный маршрут и в советские времена, и в Перестройку был самым популярным и остается таковым поныне.

В 1903 году французский ученый Эдвард Мартель добрался до первого водопада Агуры, пользуясь альпинистскими навыками, полученными им при покорении пещер. «При хорошей дороге эта местность, расположенная всего в полутора часах пути от большого тракта и в 14 километрах от Сочи, была бы одной из самых любопытных достопримечательностей в округе, тем более что водопады на Кавказе большая редкость, а расположение этого каскада весьма уникально», – писал он в своей книге «Лазурный берег России». Читая заявление о редкости водопадов на Кавказе, очень хочется спросить: «А сколько должно быть водопадов на квадратный километр, чтобы их количество было достаточным для того, чтобы не называться редкостью?», – видимо, Мартеля просто не по тем местам водили. Однако оставим водопадное богатство Сочи до других очерков, а сейчас вернемся в Агурское ущелье.

В 1911 году силами энтузиастов Горного клуба, организованного инженером-путейцем В. К. Константиновым, к первому водопаду в скальной породе подножия горы Ахун была прорублена тропа.

Сам Василий Константинович Константинов (1867-1920) – личность весьма примечательная. Именно он руководил строительством сочинских участков Новороссийско-Сухомского шоссе и Черноморской железной дороги. Самое главное произведение его инженерного таланта – Краснополянское шоссе. Он также автор проектов дорог на Пластунку, Ажек, Аибгу, Бабук-Аул и др. населенные пункты окрестностей Сочи. Так уж случилось, что многие его разработки остались лишь на бумаге – смена власти в России внесла существенные коррективы в развитие нашего города.

Не менее примечательно и происхождение В. К. Константинова. Он является незаконнорожденным сыном Екатерины Павловны Майковой, жены Владимира Николаевича Майкова – младшего брата известного поэта Аполлона Майкова. Екатерина Павловна была прототипом героинь романов И. А. Гончарова: Ольги в романе «Обломов» и Верочки в романе «Обрыв». В начале ХХ века в Сочи ходили слухи, что отцом Василию Константиновичу приходится сам Великий князь Константин (второй сын Николая I). Однако Майкова в доверительных беседах утверждала, что Василий – сын Марка Волохова, правда кто именно скрывался под именем, придуманным Гончаровым для несколько карикатурного героя «Обрыва», она никому не говорила. В работах посвященных жизни Екатерины Павловны предполагается, что им был студент-нигилист Федор Васильевич Любимов, ради которого Екатерина Павловна и покинула свою внешне вполне благополучную семью. Поселившись в Сочи еще в конце XIX века, Майкова внесла неоценимый вклад в общественную жизнь и организацию благотворительной деятельности. Кроме всего прочего, в своем доме она открыла первую в Сочи общедоступную бесплатную библиотеку. Здесь же базировался и Горный клуб, созданный ее сыном с целью всестороннего изучения сочинских окрестностей и популяризации достопримечательностей. Несколько раз в месяц Горный клуб организовывал однодневные и более продолжительные горные походы для всех желающих.

Почему удостоилось чести быть благоустроенным, и стать доступным для посещения независимо от уровня физической подготовки в первую очередь именно ущелье Агуры? Вполне возможно, что в этом сыграла определенную роль лестная характеристика, данная Эдвардом Мартелем. В. К. Константинов узнал о ней гораздо раньше выхода в свет «Лазурного берега России», так как сам был гидом французского спелеолога в значительной части походов по долинам сочинских рек. Однако восторги иностранца не единственный повод для выделения ущелья Агуры из ряда других не менее живописных сочинских урочищ.

Главная достопримечательность Агурского ущелья отнюдь не живописность ландшафта. Агура – главная героиня интригующей легенды Черноморского побережья Кавказа. К сожалению, вплоть до середины ХХ века в Сочи эта легенда сохранялась по старинке лишь в устной традиции. Записать изначальный вариант, поведанный коренными жителями, никто и не подумал. Почему? А потому что первые образованные слушатели сего предания сразу же «догадались», что повествование является местной модификацией древнегреческого мифа о Прометее. Так что сочинская легенда постепенно, но неуклонно приблизилась своим содержанием к древнегреческому источнику, правда, сохранив некоторые факты неизвестные землякам Гомера. Именно в таком виде ее и доводят до сведения туристов экскурсоводы. Однако, все не так просто и намного интереснее.

Так уж сложилось, что в европейски настроенном сознание слово «миф» ассоциируется в первую очередь, а порой и исключительно, с античной греко-римской традицией. Но легенды о герое, прикованном к кавказской скале, есть и в Славянских Ведах – Звездной Книге Коляды, и в эпосе аланских и адыго-абхазских народов Нартхэр – сказаниях о великом народе нартов.

В древнегреческом мифе титан Прометей вопреки воле Олимпийских богов передал людям священный огонь, а также проявлял непокорность и другими методами, за что и оказывался прикованным к кавказской скале по приказу Зевса. При этом, не блещущий милосердием громовержец, заставил привести приговор в исполнение друга Прометея бога огня и кузнечного дела Гефеста. Кроме того, Зевс так же «заботился» и о том, чтобы провинившемуся герою не было «скучно», и ежедневно посылал орла выклевывать у несчастного мученика печень. Прометей мужественно переносил нестерпимые муки. Правда, его жестокую участь временами скрашивали океаниды, в щемящей тоске и сострадании выслушивавшие рассказы героя о причинах выпавших на его долю тяжких страданий, однако даже подходить к нему слишком близко они опасались, дабы не навлечь на себя гнев Зевса. Прометей обладал пророческим даром, а потому не спешил покоряться своему мучителю, так как знал, что настанет день и его – титана – избавит от страданий смертный. Предвидение не обмануло Прометея. Хоть и прошло прежде много веков, но настал день, когда его освободил Геракл.

Звездная Книга Коляды повествует о том, как к скалам Кавказским был прикован своей неверной женой Мареной сын Перуна и русалки Рось, прародитель русского народа Дажьбог. Марена-смерть приворотными чарами добилась его любви, однако затем ей милее показался Чернобог Кащей и дабы избавится от без памяти влюбленного в нее законного супруга она собственноручно приковывала его скале на Кавказе. Правда, в отличие от Зевса, Марена не додумалась «скрасить» нудное висение на скале бывшего возлюбленного ежедневными терзаниями печени, так что орлы в славянском сказании не упоминаются. Избавила Дажьбога от страданий родная сестра Марены-смерти Жива-жизнь, которая давно сама была влюблена в могучего сына Перуна. В последствии Жива и Дажьбог низвергли Кащея с Мареной и занимались восстановлением Яви (так называется в Славянских Ведах реальность, доступная для человеческого восприятия) после Великого Потопа, который обрушился на Землю вследствие гибели черных сил, что нарушило равновесие в Мире.

В сказаниях о нартах героя звали Саусэрыко (адыгский вариант имени). Как и в древнегреческом мифе, причиной гнева верховного бога – Тха – стало похищение дерзким нартом священного огня. Надо отметить, что описание нартов в Нартхэр очень сильно перекликается с представлением о титанах древних греков – не во всем, но параллелей достаточно. Тха, в отличие от Зевса, не делал друзей Саусэрыко причастными к его мучениям и не занимался сам организацией питания пернатых хищников печенью героя. Все это он поручил покровителю Черного моря и Черноморского побережья Кавказа богу Ахыну. Главной «резиденцией» Ахына была гора Ахун. Здесь он любил отдыхать от трудов праведных и в качестве хобби занимался разведением орлов. «Орлятник» располагался на скалах как раз напротив «резиденции» Ахына. Поэтому скалы, расположенные напротив горы Ахун, и назвали Орлиными. Именно к ним по велению Тха и был прикован Саусэрыко Ахыном – как говорится, и под присмотром и птички любимые накормлены. От жуткой участи избавила Саусэрыко его мать Сэтэнай-Гуаша (адыгский вариант имени). Она считалась прародительницей всех нартов, сохраняла вечную молодость и была так мудра, что сами боги шли к ней за советом. Но прежде чем Сэтэнай-Гуаша освободила своего сына, его тяжкая участь состраданием и любовью поразила сердце девушки по имени Агура. Она стала тайком приходить к герою и как могла скрашивала его тяжкие будни. Но продолжалось это не долго. Благодаря орлу, который однажды проголодался раньше времени и застал Агуру «на месте преступления», грозный Ахын оказался в курсе, что его пленник с некоторых пор мучается не 24 часа в сутки как положено. Агура была жестоко наказана за чувства, проявленные не к месту. Ахын сбросил ее со скалы, к которой был прикован Саусэрыко, желая заставить непокорного увидеть смерть возлюбленной. Но не умерла Агура, а превратилась в горную реку с водопадами чарующей красоты.

Сейчас, естественно, уже невозможно определить какой из древних этносов является действительным автором предания о прикованном к скале герое, а кто лишь заимствовал берущий за душу сюжет. Однако сравнение легенд разных народов, объединенных одной темой, раскрывает очень интересные грани старины глубокой.

Нынче в Агурское ущелье можно попасть горными тропами с трех сторон: а) спустившись с горы Ахун; б) от Мацесты через Орлиные Скалы; в) от устья самой Агуры по тропе, которую проложили еще в 1911 году – именно так мы и отправимся.

Часть этого пути, которая проходит по приустьевой достаточно широкой долине теперь представляет собой заасфальтированную дорогу. Самая первая достопримечательность находится здесь. Это – идентичный Мацестинскому, сероводородный минеральный источник. Обнаружить его несложно. Главный ориентир – изменение цвета воды в Агуре – от места впадения источника она приобретает молочный оттенок, к тому же и аромат Мацесты тоже заметно ощутим.

Там, где ущелье резко сужается, заканчивается асфальтированная дорога и начинается горная тропа. Примерно метров через 300 от ее начала по ходу справа находится пересохшее русло Водопадной балки. Над ней виднеется вход в небольшую пещеру, к которой при желании можно подойти и рассмотреть поближе. А основная тропа вдоль Агуры через несколько десятков метров от Водопадной балки подводит к небольшой заводи окруженной отвесными скалами, в которых находится вход в пещеру. Заводь называется Чертова купель, а пещера – Чертова нора. По традиции считается, что водопадов на Агуре три, но на самом деле – четыре, и самый-самый первый падает с высоты 2,5 м в Чертову купель справа от Чертовой норы. Видимо его более чем скромные размеры по сравнению с грандиозными собратьями, расположенными выше по течению, и лишили шанса быть достойно признанным в качестве полноценного водопада. Но хоть он и не способен поразить воображение своими размерами, красотой, тем не менее, очень даже впечатляет.

А тропинка, слегка поднимаясь вверх, продолжает свой бег вдоль Агуры. Поднявшись по ней, можно заметить небольшое ответвление, спускающееся к реке. Не поленитесь, сверните ненадолго с основного маршрута. Этот путь подводит к непризнанному водопадику сверху и тут есть чем полюбоваться: река стремительным бегом проскакивает через сквозной грот, прежде чем низвергнуться в Чертову купель. Сквозной грот расположен на противоположном берегу, а тот берег, на который вы спустились, примечателен небольшими в диаметре, но достаточно глубокими воронками – вертикальными входами в пещеры. Провалиться в них из-за малого диаметра мудрено, вообще-то, однако осторожность все ж не помешает, особенно если вместе с вами на прогулку отправились дети. Кстати, если это так – предложите юному туристу бросить в одну из воронок камушек и послушать, когда он долетит до дна. Развлечение хоть и детское, но и взрослых тоже очень даже захватывает.

Удовлетворив свой естествоиспытательский пыл можно возвращаться на тропу и уже никуда не сворачивать до официально первого водопада. Низвергается он двумя ступенями в достаточно обширную заводь, в которой вполне можно поплавать. Общая высота водопада 30 м. Достигнув этого водопада большинство туристов чувствуют себя вполне удовлетворенным и далее путь продолжают только в обратном направлении. Впрочем, их можно понять – тропинка, ведущая дальше, выглядит менее дружелюбно. Для того чтобы по ней пройти альпинистские навыки не понадобятся, но полностью безопасной ее назвать сложно, так что если не уверены в своих силах, а особенно если ноги обуты в обувь мало напоминающую кеды или кроссовки – действительно лучше не рисковать. Но если все в порядке – в путь!

Верхние водопады не такие высокие, но очень красивые. Единственное, что вызывает сожаление, подойти к ним так же близко, как к их 30-метровому собрату без альпинистского снаряжения нет никакой возможности, так что любоваться красотами придется только с тропы. Средний водопад имеет высоту 23 м, а самый верхний – 21 м.

Над самым верхним водопадом Агура течет почти по равнине, где в нее впадает приток Агурчик. Примечателен он тем, что является очень важным ориентиром. Именно в районе его впадения, к Агуре спускаются тропы с Ахуна и Орлиных Скал. Так что если вы не обременены личным автотранспортом, ожидающим вашего возвращения на подступах к маршруту, то вполне можете не возвращаться тем же путем, а взобраться на Ахун или, перемахнув через Орлиные Скалы, очутиться на Мацесте. Тропы хорошо видны среди буйства субтропического подлеска и к тому же отмечены знаками на деревьях, так что заблудиться можно, только если страстно этого желать.

 
Экскурсии в сочи цены уникальные экскурсии и туры по сочи.

Новости